Том Стоппард. К юбилею автора.

Том Стоппард. К юбилею автора.

“If the answers are in the back of the book I can wait, but what a drag. Better to struggle!”
80 лет назад, 3 июля 1937 года, в Чехословакии родился выдающийся британский драматург Томаш Штраусслер, более известный под фамилией отчима как Том Стоппард. Чехия в ХХ веке была одним из самых нестабильных регионов мира: начав век в составе Австро-Венгрии и обретя независимость в 1918 году, уже через 20 лет после Мюнхенского соглашения Чехословакия фактически перестала существовать, после Второй мировой войны возродилась сателлитом СССР, в шестьдесят восьмом в Прагу вошли советские танки, а в девяносто третьем Чехия и Словакия стали двумя отдельными маленькими европейскими государствами.

Судьба Томаша во многом схожа с судьбой его страны. В тридцать восьмом семья Штраусслеров бежит из Чехии в Сингапур, опасаясь немецкого вторжения, из Сингапура — теперь из-за японцев — в Индию, готовую освободиться от британского влияния (попутно от Пакистана и Бирмы), затем — в сердце Англии, Ноттингемшир.

Уже в Йоркшире Том с горем пополам окончил школу (у Стоппарда, почетного доктора Йелля, Кембриджа и Оксфорда, нет высшего образования — прим. автора), несколько лет с переменным успехом работал журналистом в Бристоле (согласно “Википедии” здесь он: “Became known more for his strained attempts at humour and unstylish clothes than for his writing”). И, наконец, в начале шестидесятых переехал в Лондон.

Там его ждал успех: сначала как театрального критика, позже — драматурга, ещё время спустя, как борца с режимом в отдельно взятой Чехословакии (Стоппард познакомился с драматургом Вацлавом Гавелом, впоследствии президентом Чехии и настоящей иконой новой демократии — прим.автора). А в конце прошлого века Стоппарда узнали во всем мире как сценариста. И хотя золотую статуэтку за сценарий к фильму “Shakespeare in Love” он так и не получил (фильм и без того собрал 7 наград киноакадемии), но участие в таком проекте сделало его знаменитым по ту сторону Атлантики.

“He is a Count in Poland. In Derbyshire he is a piano tuner”

Эта фраза из “Аркадии” (1993), безусловно, имеет множество подтекстов — это и хлынувшие потоки мигрантов из Восточной Европы после распада СССР (поляков среди них было особенно много), и известный английский снобизм в отношении приезжих (отчим Тома любил цитировать “архитектора” южноафриканского апартеида Сесиля Родса: “To be born an Englishman was to have drawn first prize in the lottery of life” — прим.автора), и ирония по отношению к самому себе.Кадр из спектакля "Аркадия"Сцена из спектакля «Аркадия» по пьесе Тома Стоппарда «Аркадия»

Стоппард, разумеется, не чешский писатель — сложно найти что-то общее в его текстах с великими пражанами: Кафкой, Кундерой и Майринком. Да и Гашека с его неунывающим Швейком мы вряд ли причислим к той же литературной традиции, что и автора “Берегов Утопии”. Стоппард — постмодернист, а постмодерн — явление наднациональное, которое “обо всём помнит, но ни к чему не принадлежит”, и над всем потешается.

Постмодернистская ирония, одной из целей которой является разрушение “великих нарративов”, т.е. концепций, которые (здесь в именительном падеже) всё на свете объясняют или которые (а здесь в винительном) все на свете знают, у Стоппарда всегда идёт “через слэш” с попыткой не всегда бесплодной самоидентификации. Своеобразную презентацию творческого метода проводит Актёр (“Player” в авторских ремарках) из пьесы “Розенкранц и Гидльденстерн мертвы” (1967), прославившей драматурга: universal and particular, denouements both unexpected and inexorable, transvestite melodrama on all levels including the suggestive.

Все знают, что “Гамлет” — это про “быть или не быть”. Но Стоппард утверждает — эта пьеса, на самом деле, о Розенкранце и Гидльденстерне. Все знают, что Байрон был романтической и зловещей фигурой, великим поэтом, а Стоппарду в “Аркадии” интересен только миф о Байроне и яростные попытки одного из героев приписать лорду две ранее неизвестные рецензии на третьесортного поэта. И не может же Кира Найтли, в конце концов, играть Анну Каренину, а Джуд Лоу исполнять роль скучного политического деятеля Каренина, занимающегося у Толстого правами инородцев, когда его роль — Вронский! Но сценарий для фильма Джо Райта был подготовлен Стоппардом, так что — всё это оказалось возможным и не лишенным очарования.

***

Читать или смотреть Стоппарда в расслабленном состоянии, лениво скользя глазами по строкам, нельзя — нужно всегда быть готовым к удару грома. Когда Розенкранц и Гильденстерн играют в “Орлянку” и девяносто с лишним раз подряд выпадает орёл (Стоппард помимо прочего обожает издеваться над научными теориями — в данном случае под руку попала квантовая теория вероятности — прим.автора), у них случается реплика, неожиданная в откровенном абсурде предыдущего разговора и абсолютной банальности рассуждения Гильденстерна о судьбе: Practically starting from scratch… An awakening, a man standing on his saddle to bang on the shutters, our names shouted in a certain dawn, a message, a summons… A new record for pitch and toss. We have not been.. picked out… simply to be abandoned… set loose to find our own way… We are entitled to some direction… I would have thought.

По большому счёту, необыкновенно тривиально: жизнь как путь, который мы выбираем (или нет). Вся сентенция — нагромождение штампов, которыми заполнены тысячи страниц плохой и, даже некоторые строки хорошей литературы. Но… We are entitled to some direction — сколько в этой одной фразе всего спрятано!
Free will. We are entitled to some direction — чем не тема для эссе?
И тем не менее, драматургия в языковом отношении гораздо легче прозы и уж тем более поэзии. Начните с “Real Inspector Hound” — пьеса короткая, несложная и примечательная. А главное, можно при случае ввернуть, что “читали Стоппарда в оригинале” 😉

***

В каждой большой западноевропейской литературе есть большой драматург, чей авторитет не оспаривается: во Франции — Мольер и Расин, в Италии— Гоцци, в Испании — Лопе, в Скандинавии — Ибсен, в Германии — Шиллер и Брехт, в России — Чехов. В Британии, разумеется, Шекспир. Но именно британская драматургия по-прежнему сохраняет титул самой представленной на мировой сцене. Вряд ли найдётся крупный город с репертуарными театрами, в котором не шла бы хотя бы одна пьеса Шекспира, Шоу, Уайльда, Пинтера, Моэма, Беккета. Или Тома Стоппарда, пожалуй, самого известного драматурга из ныне живущих.

Работы Тома Стоппарда в формате PDF

 

Антон Макаров

 

Related Post