Двери антиутопии. Олдос Леонард Хаксли

Двери антиутопии. Олдос Леонард Хаксли

Олдос Леонард Хаксли родился 26 июля 1894 года в графстве Суррей в выдающейся семье: отец — один из видных защитников дарвинизма, а братья — Нобелевский лауреат по физиологии и сооснователь ЮНЕСКО и World Wildlife Fund.

Сам Хаксли, как принято говорить, получил блестящее образование: сначала в Итоне, а после в Бейлиол-Колледже Оксфордского университета. Повинуясь семейному тренду, он тоже хотел направить усилия в сторону биологии и медицины, однако проблемы со зрением этого на позволили — пришлось заняться литературой.
Тем удивительнее, что потомственный аристократ стал иконой для леваков-интеллектуалов, философов-социалистов и даже отвязных рокеров второй половины ХХ века. Первых привлекло раннее творчество, в особенности роман “Контрапункт” — один из первых текстов, в котором форма в разы важнее содержания — образцовый модернистский роман, который сегодня гораздо чаще упоминается историками литературы и составителями “словарей литературоведческих терминов”, чем читателями.

Вторых (в частности, таких мэтров как Бертран Рассел и Мишель Фуко) занимала антиутопия “Дивный новый мир” (Brave new world, 1931). Хаксли называл эту книгу термином fable, что более точно на русский переводится как “небылица”, “басня”, “сказка”, и имел на это право — текст сильно отличается от наиболее известных антиутопий: “1984” Оруэлла, “Мы” Замятина или “Повелителя мух” Голдинга. Эта книга подчеркнуто иронична.
Мир-государство, изображенное в романе, имеет ряд совершенно комических атрибутов. Например, летоисчисление начинается с изобретения Генри Фордом конвейера, а среди героев встречаются такие чудные имена как Ленина (правильно, конечно, Ленайна), Полли Троцкая, Бернард Маркс. Примечательно, что главой западноевропейского округа мира-государства является человек с исламским именем — Его Фордейшество, Мустафа Монд (His fordship Mustapha Mond! Mustapha Mond! The Resident Controller for Western Europe!).

Все люди подразделяются на касты: альф, бет, гамм и эпсилонов, каждому из которых по силам выполнять только ту работу, которая у них есть. Нет никаких семей, социальных лифтов, а значит — никаких тревог и огорчений. Нет страха смерти — все умирают в строго отведенное время, а если что-то тревожит, всегда можно принять сому — наркотик, который напрочь отбивает способность переживать. Нет никаких обид, зависти и ревности, так как нет и собственности. “Access instead of ownership” — девиз этих людей. Общество девизов и рекламных слоганов, а значит и самых банальных смыслов: “A, B, C, Vitamin D. The fat’s in the liver, the cod’s in the sea”. Или: “The more stiches, the less riches”.

Самое ужасное в этой книге, что почти все абсолютно счастливы. Счастливы именно тем хрупким “логарифмическим счастьем”, о котором в “Записках из подполья” писал ещё Достоевский: а не возникнет ли “какой-нибудь джентльмен с неблагородной или, лучше сказать, с ретроградной и насмешливою физиономией, не упрет ли руки в боки и скажет нам всем: а что, господа, не столкнуть ли нам все это благоразумие с одного разу, ногой, прахом, единственно с тою целью, чтоб все эти логарифмы отправились к черту?”

В марте 1962 года, через тридцать лет после публикации “Дивного нового мира”, Хаксли прочел знаменитую лекцию “The ultimate revolution”, в которой отметил, что мы стремимся именно в ту антиутопию, которую он описал: “Since then, I have continued to be extremely interested in this problem and I have noticed with increasing dismay a number of the predictions which were purely fantastic when I made them thirty years ago have come true or seem in process of coming true”.
Проводя серьезные разграничения с “1984” Оруэлла, Олдос утверждает, что либеральная концепция победит тоталитарную, но антиутопия останется: “It seems to me that the nature of the ultimate revolution with which we are now faced is precisely this: That we are in process of developing a whole series of techniques which will enable the controlling oligarchy who have always existed and presumably will always exist to get people to love their servitude”. Нас заставят полюбить свою участь, и сразу после этого закончатся все социальные конфликты. Правда, развитие человечества закончится тоже…

Хаксли_цитата

Выход из этого положения Хаксли предложил весьма экстравагантный — за это его обожали Джим Моррисон, Сет Макфарлейн (создатель “Гриффинов”) и, гуру всех хиппи, Тимоти Лири. Хаксли предложил… Тут нужно сделать оговорку, потому как книгу “Двери восприятия” Госнаркоконтроль внёс в список нежелательной литературы. Скажем лучше, что название легендарной группы “The doors” произошло именно от названия книги “The doors of perception”.

Микромонолог Триши Таканавы, азиатского корреспондента из мультсериала “Гриффины”, фактически реминисценция эпизода, где Хаксли рассуждает в своей книге о том, что мы не понимаем бытие вещей, заменяя их концептами и идеями: “»Is-ness.» The Being of Platonic philosophy — except that Plate seems to have made the enormous, the grotesque mistake of separating Being from becoming and identifying it with the mathematical abstraction of the Idea. He could never, poor fellow, have seen a bunch of flowers shining with their own inner light A rose is a rose is a rose”.

Наконец, Лири — выдающийся психолог, чьи заслуги перед наукой незаслуженно принижены скандальной репутацией, отозвался о “Дверях восприятия”: “I read it with excitement”. Вместе они планировали начать движение за легализацию психотропных веществ, но в 1963 году, в день инаугурации президента Кеннеди, Олдос Леонард Хаксли скончался, и идея движения “if the world’s leaders could be turned on, the lion would lie down with the lamb, and peace would be at hand” не была реализована. Может, к лучшему.
Хаксли, помимо прочего, прекрасный оратор. Сохранилось несколько записей его лекций о тотальном контроле над обществом и тем самым “лигалайзом”, о котором сегодня так много говорят. Его речь — настоящий аристократический английский. Рекомендуем послушать и приблизить произношение к этому чудесному образцу.

Роман “О дивный новый мир”

Знаменитая речь Хаксли “The ultimate revolution”, произнесенная в 1962 г. в Беркли

 

Антон Макаров

 

Related Post

  • Alexandra Lypovets

    Один из самых любимых романов «О, дивный новый мир!», один из лучших авторов антиутопий)