Передаются ли по наследству способности к иностранным языкам

Передаются ли по наследству способности к иностранным языкам

Проходит как-то ученик Вася (или даже студент Василий Петрович) на занятии Present Simple и после третьего неправильного ответа тяжело вздыхает: мол, не судьба мне английский хорошо знать. У меня папа с мамой до сих пор Nein от Ja не отличают. Ну нет в семье способностей к языкам – не от кого унаследовать!

Что за способности такие? И правда ли их можно не унаследовать? А главное, чем это грозит студенту, который мечтает сдать TOEFL без сучка и задоринки? Давайте разберемся.

Научный прорыв. Наверное…

Если начистоту, наследственная предрасположенность к тому, чтобы вырасти полиглотом, волнует ученых-исследователей гораздо меньше, чем шанс унаследовать высокий интеллект, крепкую память или способность освоить хотя бы родной язык выше скромной тройки. И все-таки исследования, посвященные талантам к иностранным языкам, проводились.

Так, в 2002 году американские ученые выяснили, что существует специальный ген, который отвечает за усвоение языка, а именно, за способность улавливать и строить речевые конструкции, а также руководить работой определенных лицевых мускулов, чтобы эти конструкции воспроизводить. Он называется FOXP2. Мутация этого FOXP2 приводит к серьезным речевым нарушениям.

Исследованием гена FOXP2 занимались и ученые из Университета Бристоля – придя к аналогичным выводам о значимости гена в процессе развития речи. Относительно недавно исследователи из Университета Техаса (США) пришли к выводу, что ген FOXP2 влияет не только на освоение родной речи, но и на изучение иностранных языков.

Но много вопросов остается открытыми – прежде всего, вопрос о значимости гена: насколько сильно он определяет способность человека к языкам. Добавим также, что наряду с геном FOXP2 ученые выявили еще несколько генов, ответственных за когнитивные (познавательные) и речевые способности. А генетики сразу из нескольких американских университетов вообще в прошлом году совместно опровергли значимость гена FOXP2 для развития речи (включая иностранную).

Пройдет немало времени, прежде чем станет понятно, как все эти гены взаимодействуют – и что, собственно, с этой информацией делать обычным людям. Мы же пойдем путем логики и здравого смысла. Что если разложить понятие «способности к языкам» на составляющие и рассмотреть каждую отдельно?

Лингвисты утверждают (а мы, преподаватели, ежедневно видим на практике), что для успешного изучения иностранного языка человеку необходимо обладать…

…хорошей памятью

Так сложилось, что когнитивные способности выдаются нам «комбо-набором»: одни и те же люди обладают крепкой памятью, отличной логикой, высоким интеллектом, обучаемостью. И все же ученые попытались выделить влияние наследственности на память: оказалось, что (с многочисленными научными оговорками) нашу способность запоминать мы наследуем. За нее отвечает ген BDNF, но пока неизвестно, в какой мере. Любители игры Memrise с ними бы поспорили: память можно натренировать, как мышцу, – просто давая ей постоянную нагрузку.

Кроме того, за успехи в языках, по мнению исследователей Д.Кэрролла и С.Сапона, отвечает также механическая ассоциативная память. Это уже творческая способность связывать между собой слова и значения без помощи логики. И способность эта – как другие творческие – присуща тем, кто ею часто пользуется.

…способностью активно использовать новые слова

Оказывается, слова недостаточно помнить. Их еще нужно уметь быстро и к месту использовать. Именно сочетание крепкой памяти и навыка быстро извлекать из нее сведения формирует наш словарный запас. Так, Роберт Пломин, профессор поведенческой генетики в King’s College (Лондон) вместе с коллегами утверждает, что словарный запас – наиболее наследуемый из сотни показателей когнитивных способностей. Слова, конечно, не заложены в нашей ДНК, но в ней заложена склонность к использованию всего богатства языка, к тому, чтобы слышать языковые тонкости. И, по мнению Пломина, эта склонность наследуется.

…аналитическими способностями

Именно они требуются для понимания структуры иностранного языка, его внутренней логики. С одной стороны, и здесь от наследственности не убежишь: так, например, считает М.Джонсон из Imperial College (Лондон). С другой стороны, умение думать – навык, который вырабатывается практикой. И если человек здоров с точки зрения психиатра и невролога, то научиться анализировать по умолчанию способен.

…фонематическим слухом и имитационными способностями

Фонематический слух не стоит путать с музыкальным (хотя они часто идут «в комплекте»): участок, ответственный за восприятие фонем речи, даже располагается в другом полушарии мозга. После того, как человек звук услышит звук, этот звук еще нужно повторить как можно точнее – за эту задачу отвечают имитационные способности. Даже рядовой обыватель знает (ведь сама жизнь тому доказательство), что и слух, и талант «имитировать» – способности врожденные, а значит, унаследованные от родителей.

…способностью к обучению

Ученые, как водится, начали с животных. Так, сначала выяснили, что шимпанзе наследуют от родителей большинство своих способностей к обучению. Это позволило выдвинуть гипотезу, что люди, ушедшие физиологически от обезьян не так уж далеко, тоже талант учиться наследуют от пап и мам.

У любителей шимпанзе тут же нашлись оппоненты. Они возразили, что люди – существа гораздо более социальные, чем обезьяны, а потому влияние обучения и среды тоже стоит учитывать.

В 2013 году ученые сразу нескольких стран (Англии, Швеции, Голландии и многих других) провели масштабное исследование, изучив сведения о более чем 300 тысячах человек из 13 европейских стран. В статье, опубликованной журналом Science, они объявили о том, что обучаемость людей в среднем на 20% зависит от наследственности.

Другие исследователи выяснили, что обучаемость – если перевести ее на язык физиологии и биохимии мозга, – это способность человека быстро формировать нейронные связи, а за этот процесс отвечает так называемое белое вещество мозга и его «эластичность» – способность изменяться задачам. И гены наших родителей, в частности, ген COMT, определяют, насколько это вещество у нас эластичное.

…усидчивостью

Это понятие бытовое, прикладное, на языке же науки можно провести равенство между ним и темпераментом. Флегматику и меланхолику быть усидчивым гораздо проще, чем холерику и сангвинику. И хотя темперамент мы наследуем от кого-то из родителей, практика доказывает, что его вполне можно обуздать, обмануть или использовать во благо (если дело того стоит). Так, холерик может учить язык буквально на ходу, спринтами или мелкими, но регулярными шажками.

…чувством языка

Есть еще одна способность к языкам – неофициальная и недоказанная. Это умение ощущать внутреннюю гармонию языка, лингвистическая интуиция. Психолингвист Н.Хомский назвал эту способность врожденной лингвистической компетентностью (linguistic competence). Вы наверняка догадались: она наследуется (если, конечно, вы в нее верите).

***

Почему вообще зародился этот спор – nature или nurture влияют на изучение языков? Потому, что проще переложить ответственность на что-то или кого-то за пределами нашего контроля, например, ретроградный Меркурий в момент рождения или идеальное сочетание генов.

От правды не убежишь: способности к иностранным языкам наследуются. Так что уверенно соглашайтесь, что у ребенка получится, если услышите, что его родители – переводчики. Не по умолчанию – а просто потому, что учить язык такому ребенку будет немного проще, а привычку к дисциплине ему привьют родители, которые с ней знакомы не понаслышке.

Если же Вася или Василий Петрович (вернемся к ним) действительно не могут похвастаться предками-полиглотами, смело опровергайте: влияние наследственности гораздо меньше (какие-то 20%!), чем подлинное желание выучить язык и готовность ради этого трудиться.


Елена Тимофеева

Поделиться ссылкой:
Понравился материал? Похвалите автора :-)    6820 7

Leave a Reply

Your email address will not be published.

×